Планшеты умирают. Кто виноват? Что делать? Планшеты умирают


Планшеты умирают. Кто виноват? Что делать?

Спрос на iPhone 7 превысил все разумные пределы: люди готовы переплачивать и стоять в бесконечных очередях, лишь бы получить модель в чёрном корпусе. С iPad всё не так: презентация пройдёт осенью, но ажиотажа нет. Мы разобрались, почему "загибается" рынок планшетов и что его ждёт в ближайшем будущем.

Когда Стив Джобс презентовал первый iPad, за планшетом выстраивались гигантские очереди. Во-первых, людям хотелось первыми попробовать абсолютно новый продукт культовой компании. Во-вторых, аудитории объяснили, зачем им нужен этот гаджет.

В то время (2010 год) диагонали экранов смартфонов редко превышали 3,5 дюйма. 4-дюймовые девайсы уже считались огромными, а 4,3-дюймовые аппараты приравнивались к лопатам. У iPad, в свою очередь, имелся 10-дюймовый сенсорный экран, который, в связке с отличным аккумулятором, обеспечивал комфортное потребление контента. 

По сути, Джобс разграничил предназначение смартфона и планшета. Первый — для звонков, сообщений, музыки и фотографий. Второй — для игр, фильмов, книг и учёбы. Шесть лет назад с таким подходом никто не спорил, поэтому спрос на планшеты стабильно рос — подтянулись конкуренты (тот же Samsung), а в Китае моментально запустили производство дешёвых 7-дюймовых "таблеток".

Сейчас всё иначе. В декабре 2015 года Strategy Analytics провела исследование и выяснила, что оптимальная диагональ экрана смартфона составляет 5,3 дюйма. За те 10 месяцев, что прошли с момента публикации результатов ресёрча, ситуация вряд ли серьёзно изменилась. Можно сделать вывод: в эпоху, когда смартфоны выросли в размерах и стали универсальными, планшеты годятся только на роль прикроватного гаджета. Никто не хочет носить сразу два устройства, если достаточно одного.

Ниже — график продаж iPad с 2013 года. Вспышки — первые кварталы, новогодние распродажи. В целом динамика очевидна: популярность iPad стабильно идёт вниз. 

Разумеется, в крахе планшетов виноваты не только гигантские смартфоны. Есть ещё четыре веские причины.

Рынок оказался насыщен 

Смартфоны принято менять примерно раз в год — они изнашиваются, разбиваются, надоедают, подтормаживают и так далее. С планшетами ситуация несколько иная: чаще всего их сразу упаковывают в чехол и носят в сумке. Нет никакой мотивации ежегодно менять старый iPad на новый. Этот тезис подтверждается бессмертием iPad 2 — пользователи массово ходят с устройством 2011 года, потому что оно по-прежнему подходит для браузинга и просмотра кино. Иными словами, планшеты — почти как телевизоры: их обновляют только в том случае, если они приходят в негодность.

Нет собственного ПО

Производители и разработчики почти не занимаются эксклюзивным ПО для планшетов. У Apple ситуация более-менее терпимая (хотя мультиэкранность в iOS для iPad не на высоте), а вот Android-вендоры годами выпускают 10-дюймовые "таблетки" со смартфонным интерфейсом. Приложения просто растягиваются на весь экран — это смотрится нелепо. Android-разработчики вынуждены создавать программы, которые запустятся на любой диагонали, так что у планшетов нет никаких плюсов на фоне смартфонов. Как с этим бороться — непонятно. 

 

Нет суперхитов

Никто не взрывает рынок планшетов. Прогресс заморозился в 2013 году, когда Apple показала тонкий и лёгкий iPad Air первого поколения. Сейчас в топовой ценовой категории существуют только iPad Pro (планшет-трансформер) и Surface Pro. Samsung всё ещё борется с iPad Air 2, а другие производители перетекли в бюджетный сегмент, поняв, что у них нет ресурсов для конкуренции с Apple и Microsoft. Соответственно, две крупнейшие компании тоже не заинтересованы в рывках (например, в появлении 3D Touch на больших экранах) и спокойно сидят на троне. У той же Apple упало количество продаж планшетов, но за счёт дорогого iPad Pro компания повысила среднюю стоимость одного устройства в полтора раза и увеличила общую выручку от продаж iPad (по сравнению с 2015 годом).

 

Лэптопы вышли на новый уровень

Ноутбуки, которые были успешно похоронены экспертами ещё в 2010-м, благополучно пережили эпоху iPad и стали гораздо лучше. В первую очередь, выросло качество экранов — сейчас они крайне чёткие и яркие. Второй момент — аккумулятор: редкий ультрабук живёт без подзарядки меньше 8—10 часов. Третий аргумент — толщина: лэптопы стали тоньше и легче. При таких вводных у планшетов мало шансов: разумнее взять компактный долгоиграющий ноутбук с привычной физической клавиатурой и полноценной ОС. 

Что будет дальше?

Разумеется, отправлять в могилу рынок планшетов ещё очень рано. Он не умер — он сильно замедлился и преобразился. Роста продаж уже точно не будет, зато стоит ждать падения среднего чека. Скорее всего, уже в ближайшие годы планшеты окончательно превратятся в факультативные устройства для потребления контента, поэтому вендоры будут вынуждены идти на уступки и предлагать эти гаджеты по максимально привлекательным ценам. Второй сценарий — революция, сравнимая с выпуском первого iPad. Но пока что этот расклад кажется фантастическим.

life.ru

Планшеты умерли: что-то пора менять

В 2013 году Спайк Джонс выпустил фантастическую инди-драму “Она”. Фильм рассказывает про эволюционное развитие первой в мире системы с искусственным интеллектом с именем “Саманта”. Саманта — это мечта любого разработчика, идеальный пример настоящего искусственного интеллекта. Она понимает контекст, естественный язык, эмоции, и, кажется, может вполне здраво мыслить.

Очевидно, что современные боты пока не могут достичь уровня Саманты. В лучшем случае они способны предлагать конкретные результаты через диалоговый интерфейс. В худшем — раздражают так, что захочется бросить телефон в стену.

Так как технология развивается со скоростью молнии, можем ли мы представить эпоху, в которой будет существовать бот, похожий на Саманту?

Эмоциональные интеллектуальные данные

Современный искусственный интеллект сочетает обработку символьной информации (явные правила и логику) с машинным обучением, усиливая их достоинства и устраняя недостатки. Например, обработка символов позволяет нам конкретизировать знания и поведение, которые нельзя узнать из данных. Машинное обучение помогает системе адаптироваться к неожиданным ситуациям и новым концепциям.

Эта комбинация ускоряет процесс обучения. В будущем она даст нам возможность взаимодействовать с ботами более человечно. Сейчас машинное обучение — это статистический процесс, который отражает качество данных, от которых он зависит. Это благословение и проклятие. Чувствительность машинного обучения к характеристикам входных данных означает, что оно может легко обучиться неправильным вещам, как произошло в случае с Tay, роботом-расистом от Microsoft. Более того, выбранные для обучения данные часто отражают подсознательные предрассудки разработчиков и исследователей.

Чтобы подойти к способности Саманты к самоанализу и рассуждениям, нам нужно создать искусственный эмоциональный интеллект для наших ботов, который позволит им ответить на вопрос: “Почему ты принял такое решение?”. Даже существующие простые системы уже делают шаги навстречу синтезу индивидуальных ответов на вопросы. Пока же мы можем только убедиться, что применяем алгоритмы обучения на качественных данных в тщательно отслеживаемой среде.

Семантический веб

Создатель World Wide Web Тим Бернерс-Ли смотрел в будущее, когда в 2001 предложил идею семантического веба:

системы, которая позволит компьютерам делать выводы из взаимоотношений между ресурсами в вебе.

В итоге машины научатся связывать вместе идеи, концепции и факты, а не документы и страницы. Это позволит подобным Саманте ассистентам считываться информацию о нас и действовать от нашего имени: автономно назначать встречи, организовывать путешествия и бронировать столы в ресторанах.

Видение Бернерса-Ли уже в какой-то степени реализовано в Knowledge Graph от Google, который потребовал от компании нанять тысячи людей, чтобы ввести подробные правила репрезентации общих знаний. Зато он позволяет Google отвечать на вопросы с помощью структурированных данных, а не списком веб-страниц.

Технологии распознавания изображений могут быть предшественниками семантического веба, этот искусственный интеллект может распознавать ключевые слова, демографические данные, цвета и лица на изображениях.

Распознавание естественной речи

Способность распознавать естественный язык является главной для успешного бота – как текстового, так и голосового. В идеале бот должен достигать цели, заполняя пробелы в разговоре автономно.

Siri, Cortana и Alexa пока не достигли стандартов Саманты. Но её способности в распознавании не кажутся отдаленным будущим. Ошибки в распознавании речи уменьшаются на 20% каждый год, а в Google недавно достигли показателя ошибок в 4.1%, который почти соответствует способностям человека.

Эти улучшения могли произойти благодаря нескольким инновациям: мультимикрофонным массивам, направленным лучам, сложной обработке звука и применению биометрических данных для голоса. Анализ звуковой сцены — это ещё одна многообещающая техника, которая предназначена для разделения источников звука.

Распознавание голоса также улучшается при помощи огромного пула данных для обучения статистических моделей при помощи методов машинного обучения: один из них — это глубокие нейронные сети. Они состоят из множества слоев обработки и основаны на нейронной структуре человеческого мозга. Нейронные сети могут классифицировать разные данные: изображения, последовательности слов, локации и высказывания.

Настоящее и будущее машинного обучения на устройствах

Контекст и абстракция

Люди могут понимать контекст и делать выводы. Иногда они следуют из логики, но чаще всего основаны на нашем общем знании мира. В случае искусственного интеллекта виртуальный ассистент должен уметь предлагать альтернативы, рассматривать разные возможности и понимать их ценность:

Я: “Я бы хотел сегодня купить обувь в Melissa.”

Бот: “Извините, Melissa закрыт. Почему бы вам не попробовать Office, который похож на Melissa и находится неподалеку?”

Бот мог бы изучать эти ассоциации через попытки и ошибки, но это заняло бы годы, так как для каждого взаимодействия существует миллион разных вариаций. Некоторые исследователи считают, что компьютеры должны учиться на аналогиях. Именно эта способность позволяет людям делать выводы из разных ситуаций и обобщать на основе контекста, достигая высшего уровня понимания.

Звучащие по человечески боты

Эмоциональный диапазон и интонации голоса Саманты находятся за пределами наших возможностей, но новые модели генерирования речи, например, Google WaveNet, могут создавать убедительные искусственные голоса. Естественный голос улучшает наши впечатления от искусственного интеллекта. Недостатком этого подхода является то, что ожидания пользователя повышаются, что, вероятно, приведет к ошибкам в разговоре и раздражению. И все мы знаем, насколько меньше у нас терпения при общении с машиной, чем с человеком.

Независимо от того, может ли бот соответствовать нашим ожиданиям, мы склонны доверять ботам с человеческим поведением – игрой слов, шутками, цитатами и эмоциями. С этим связан и тест Тьюринга, где человек участвует в разговоре с другим человеком и с машиной. Если человек не может отличить машину от живого собеседника, машина проходит тест.

Инсайты

Может ли искусственный интеллект помочь нам находить инсайты? Это не только что-то новое и ценное, но и факты, которые помогут управлять будущими решениями и действиями, что довольно трудно понять программе. Мы узнаем инсайт, когда видим его, но сложные границы вокруг этого понятия сложно провести, а поиск инсайта требует узнавания шаблонов, отношений и корреляций.

Некоторые проекты машинного обучения уже погружаются в эту область. Например, Deep Mind от Google хорош в распознавании новых моделей на уровне сложности, который в случае игры Го превосходит возможности людей. Но эти методы работают, только если машина знает, в чем ее цель.

Только люди могут идентифицировать интересные модели, не зная первоначальной цели. С другой стороны, люди не могут справляться с большими объемами информации, и здесь преимущество есть у машин. Они могут сотрудничать с нами в областях, в которых мы сталкиваемся с трудностями. На текущий момент большая часть цифровой информации существует в форме текста, то есть, данные не имеют структуры, в отличие от организации традиционных баз данных.

Текстовые данные

Автоматические методы понимания текстов развиваются достаточно быстро, хотя они ещё далеки от идеала.

Вот пример. Пациент входит в офис доктора с редким заболеванием, о котором врач не слышал. Доктор консультируется с цифровым ассистентом, который сканирует все медицинские журналы и всю когда-либо написанную информацию о заболевании в течение нескольких секунд. Затем он обобщает эту информацию и представляет её врачу небольшими частями. Подобную “грамотную машину” пытается разработать стартап Maluuba, который недавно приобрела Microsoft. В итоге компьютеры смогут собирать, курировать и обобщать огромное количество текста такими способами, о которых мы не могли и мечтать.

И нам не придется использовать сложные технические языки программирования или запросы в базы данных, чтобы объяснить, что мы ищем: недавно созданные системы могут использовать естественный язык, чтобы получать вопросы насчет текста. Мы уже в какой-то степени знакомы с этой функцией благодаря запросам в Google. Боты будут естественными преемниками этой традиции.

Финальным фактором является то, что уже существуют приложения, которые учатся на взаимодействии. Например, Replika разрабатывает идиосинкратические модели языка на основе сканирования предыдущих разговоров в чате и узнает о предпочтениях и приоритетах пользователей.

Это делает нас ближе к созданию Саманты.

Усиление человеческого интеллекта

Во время первой индустриальной революции машины начали выполнять задачи, связанные с ручным трудом. Сейчас индустрия 4.0 начинает выполнять и умственные задачи. Почти любое рутинное задание можно автоматизировать. Мы бы могли отдать алгоритмам ручное заполнение данных, поиск тем и идей для статей, сортировку писем. Отдав эти задачи искусственному интеллекту, мы сможем сфокусироваться на областях, в которых мы сильны и которые отличают нас от машин.

Мы сможем смотреть на отношения и корреляции и искать что-то новое, что поможет нам сделать мир лучше, а машины смогут подсказать нам, как наши предположения соотносятся с данными. Таким образом, самый многообещающий аспект искусственного интеллекта — это не создание ассистента вроде Саманты, а усиление человеческих способностей.

 

apptractor.ru

MWC-2018, день шестой: планшеты живее всех живых

Говорят, что планшеты – устройства «умирающего» класса, однако, это не так. Продажи планшетов падают, причем значительно, но они по-прежнему очень популярны. По данным компании «Марвел», проанализировавшей наш рынок цифровых устройств, в прошлом году россияне больше всего денег потратили на смартфоны, на втором месте – ноутбуки, а на третьем – сюрприз! – «умирающие» планшеты. Да-да, на планшеты потрачено больше, чем на принтеры или, например, на мониторы.

Жизненный цикл планшетов увеличивается – то есть их меняют реже – поэтому и реже покупают. Но девайс с большим экраном был и остается востребованным, что и показал MWC-2018. На выставке показывали самые разные «таблетки», в том числе, и адаптированные под новые профили использования.

Archos представила домашний помощник под названием Hello. Это планшет, работающий под Android Oreo, но «заточенный» под новые варианты применения с использованием Google Assistant. Устройство получило крупные динамики, выполненную из дерева заднюю панель, оно позиционируется разработчиками как настольное. Впрочем, устройство может работать и автономно – у него есть встроенный аккумулятор.

Hello может отвечать на голосовые запросы, выполнять видеозвонки, взаимодействовать с множеством приложений и сервисов, включая Google Music, Spotify и YouTube, воспроизводить медиафайлы различных типов. Девайс доступен в двух вариациях – с семидюймовым HD-дисплеем или с FullHD-экраном диагонали 8,4 дюйма. Оба варианта допускают как горизонтальное, так и вертикальное расположение на столе. Важно, что контент с Hello можно воспроизводить и на большом экране, синхронизировав гаджет с телевизором. С его помощью также можно управлять IoT- устройствами в вашем доме – обогревателями, жалюзи, освещением или камерами видеонаблюдения.

Archos представила домашний помощник под названием Hello

Alcatel выступил в своем репертуаре, показав недорогие планшеты 1T. Заметим, что несмотря на бюджетность, планшеты работают под новейшей Android 8.1 Oreo. Новинки доступны в двух версиях, которые построены на одинаковых процессорах – четырехъядерный MediaTek MT8321, использующий гигабайт «оперативки» – но отличаются экранами. В старшей дисплей десятидюймовый с разрешением 1280x800, в младшей – семидюймовый, 1024x600. Есть и другие различия, но менее важные, например, старшая модель получила 16 Гб встроенной флэш-памяти, а младшая – только восемь, но при наличии слота для microSD-карт это не так важно.

Интересно, что подчеркнуто бюджетный Alcatel 1T – противоположность элитному Huawei MediaPad M5, о котором мы писали ранее в обзоре новинок MWC. Конечно, представленные «таблетки» Alcatel заметно проще и в разы дешевле, но они тоже в тренде. Создатели 1Т не забыли про дизайн – корпус планшетов может быть глубоко-черным или черно-синим (напомним, что элитный М5 может быть серым или золотистым). Приятно, что в качестве аксессуара для старшей модели Alcatel предлагает чехол со встроенной аппаратной клавиатурой – как и Huawei для своего старшего М5. Аппаратная клавиатура существенно расширяет возможности применения «таблеток», по сути, они начинают конкурировать с традиционными ноутбуками.

Итак, что мы видим? «Умирающие» планшеты с успехом осваивают новые сегменты, конкурируя с устройствами других классов, лидерство которых, казалось бы, незыблемо. Например, половину рынка домашних «голосовых помощников» занимает smart-колонка Amazon, и тут появляются «настольные планшеты» Archos, которые имеют существенно больше возможностей, а за ними придут и другие. У сегмента ноутбуков и так проблемы, и тут выходят новые модели Alcatel и Huawei, которые создают серьезную конкуренцию недорогим «ноутам».

Заметим, что ситуация идет на пользу и ноутбукам. Сенсорные экраны получают даже модели в корпусах классического форм-фактора – например, Huawei MateBook X, показанный на MWC-2018 – не говоря уже о гибридных и конвергентных системах, для которых тач-скрин обязателен. Напомним, что «гибридными» называют ноутбуки с отсоединяемой клавиатурой (как 1Т и М5, только ноутбуки), «конвергентными» - в корпусах с петлями, позволяющими откидывать экран на 360 градусов, «конвертируя» ноутбук в планшет. Эти тренды начались не вчера, но будут продолжаться. Например, корпорация Intel объявила о партнерстве с Microsoft, Dell, HP и Lenovo. Компании намерены вместе работать над созданием мобильных компьютеров со встроенной связью пятого поколения. Прототип такого устройства был показан корпорацией на прошедшей MWC, а в продаже такие решения должны появиться только в 2019 году. Заметим, что этот прототип был уже в гибридном корпусе – из традиционного ноутбука легко превращается в планшет.

Планшеты осваивают и другие ниши. Напомним, что Panasonic показал на MWC защищенную «таблетку» со встроенным тепловизором. Эта новинка хороша для аварийных и инженерных служб, а для обычного пользователя малоактуальна. Однако, «планшет для профессионала» -- модная и любопытная область, в которой произошло кое-что интересное за пределами MWC.

www.kp.ru

Планшеты умирают. Кто виноват? Что делать?

Спрос на iPhone 7 превысил все разумные пределы: люди готовы переплачивать и стоять в бесконечных очередях, лишь бы получить модель в черном корпусе. С iPad всё не так: презентация пройдет осенью, но ажиотажа нет. Мы разобрались, почему "загибается" рынок планшетов и что его ждёт в ближайшем будущем.

Когда Стив Джобс презентовал первый iPad, за планшетом выстраивались гигантские очереди. Во-первых, людям хотелось первыми попробовать абсолютно новый продукт культовой компании. Во-вторых, аудитории объяснили, зачем им нужен этот гаджет.

В то время (2010 год) диагонали экранов смартфонов редко превышали 3,5 дюйма. 4-дюймовые девайсы уже считались огромными, а 4,3-дюймовые аппараты приравнивались к лопатам. У iPad, в свою очередь, имелся 10-дюймовый сенсорный экран, который, в связке с отличным аккумулятором, обеспечивал комфортное потребление контента. 

По сути, Джобс разграничил предназначение смартфона и планшета. Первый – для звонков, сообщений, музыки и фотографий. Второй – для игр, фильмов, книг и учебы. Шесть лет назад с таким подходом никто не спорил, поэтому спрос на планшеты стабильно рос – подтянулись конкуренты (тот же Samsung), а в Китае моментально запустили производство дешевых 7-дюймовых «таблеток».

Сейчас всё иначе. В декабре 2015 года Strategy Analytics провела исследование и выяснила, что оптимальная диагональ экрана смартфона составляет 5,3 дюйма. За те 10 месяцев, что прошли с момента публикации результатов ресерча, ситуация вряд ли серьезно изменилась. Можно сделать вывод: в эпоху, когда смартфоны выросли в размерах и стали универсальными, планшеты годятся только на роль прикроватного гаджета. Никто не хочет носить сразу два устройства, есть достаточно одного.

Ниже – график продаж iPad с 2013 года. Вспышки – первые кварталы, новогодние распродажи. В целом динамика очевидна: популярность iPad стабильно идет вниз. 

Разумеется, в крахе планшетов виноваты не только гигантские смартфоны. Есть еще четыре веские причины.

Рынок оказался насыщен 

Смартфоны принято менять примерно раз в год – они изнашиваются, разбиваются, надоедают, подтормаживают и так далее. С планшетами ситуация несколько иная: чаще всего их сразу упаковывают в чехол и носят в сумке. Нет никакой мотивации ежегодно менять старый iPad на новый. Этот тезис подтверждается бессмертием iPad 2 – пользователи массово ходят с устройством 2011 года, потому что оно по-прежнему подходит для браузинга и просмотра кино. Иными словами, планшеты – почти как телевизоры: их обновляют только в том случае, если они приходят в негодность.

Нет собственного ПО

Производители и разработчики почти не занимаются эксклюзивным ПО для планшетов. У Apple ситуация более-менее терпимая (хотя мультиэкранность в iOS для iPad не на высоте), а вот Android-вендоры годами выпускают 10-дюймовые «таблетки» со смартфонным интерфейсом. Приложения просто растягиваются на весь экран – это смотрится нелепо. Android-разработчики вынуждены создавать программы, которые запустятся на любой диагонали, так что у планшетов нет никаких плюсов на фоне смартфонов. Как с этим бороться – непонятно. 

 

Нет суперхитов

Никто не взрывает рынок планшетов. Прогресс заморозился в 2013 году, когда Apple показала тонкий и легкий iPad Air первого поколения. Сейчас в топовой ценовой категории существуют только iPad Pro (планшет-трансформер) и Surface Pro. Samsung всё еще борется с iPad Air 2, а другие производители перетекли в бюджетный сегмент, поняв, что у них нет ресурсов для конкуренции с Apple и Microsoft. Соответственно, две крупнейшие компании тоже не заинтересованы в рывках (например, в появлении 3D Touch на больших экранах) и спокойно сидят на троне. У той же Apple упало количество продаж планшетов, но за счет дорогого iPad Pro компания повысила среднюю стоимость одного устройства в полтора раза и увеличила общую выручку от продаж iPad (по сравнению с 2015 годом).

 

Лэптопы вышли на новый уровень

Ноутбуки, которые были успешно похоронены экспертами еще в 2010-м, благополучно пережили эпоху iPad и стали гораздо лучше. В первую очередь, выросло качество экранов – сейчас они крайне четкие и яркие. Второй момент – аккумулятор: редкий ультрабук живет без подзарядки меньше 8-10 часов. Третий аргумент – толщина: лэптопы стали тоньше и легче. При таких вводных у планшетов мало шансов: разумнее взять компактный долгоиграющий ноутбук с привычной физической клавиатурой и полноценной ОС. 

Что будет дальше?

Разумеется, отправлять в могилу рынок планшетов еще очень рано. Он не умер – он сильно замедлился и преобразился. Роста продаж уже точно не будет, зато стоит ждать падения среднего чека. Скорее всего, уже в ближайшие годы планшеты окончательно превратятся в факультативные устройства для потребления контента, поэтому вендоры будут вынуждены идти на уступки и предлагать эти гаджеты по максимально привлекательным ценам. Второй сценарий – революция, сравнимая с выпуском первого iPad. Но пока что этот расклад кажется фантастическим.

Показать текст

www.ucnews.ru

Рынок планшетов умирает?

t_itanium — 28.02.2016 На мой взгляд да. Если только Apple не придумает что-то революционное. У Android устройст перспективы мрачные. Моему планшету 2.5 года и новый мне просто нафиг не упёрся. Всё что я делаю на планшете это развлекалово. Работаю я на ноутбуке. Хотя есть области применения (в США и ЕС), где планшеты (кстати, исключительно iPad'ы) используются для серьёзных задач, например в медицине. Но это не рынок, а капля в море…Обычному же пользователю нет смысла менять не то что планшет, а даже ноутбук, рынок которых тоже переживает очень непростые времена.

…Несколько лет назад рынок планшетов без преувеличения находился на подъёме: Apple представила первый iPad, Samsung анонсировала линейку Galaxy Tab, и в целом многие производители видели, что у планшетов есть большой потенциал. Разительно отличающиеся от небольших тогда еще смартфонов и предоставляющие новый способ потребления контента дал хороший зачин для быстрого роста, однако уже второй год подряд рынок планшетов переживает даже не стагнацию, а вполне отчетливое падение - поклонники мобильности и больших экранов переключились на смартпэды, а ноутбуки всё же оказались удобнее для выполнения повседневных задач. На минувшей выставке MWC 2016 ни один крупный производитель, за исключением Lenovo, не предложил новые "таблетки", что наталкивает на закономерный вывод: рынок планшетов умирает.Как заявил ресурс TechCrunch, такие производители, как Samsung, Sony, HTC и LG не видят смысла предлагать рынку новые устройства в этой категории товаров. На MWC отметились только две компании: Lenovo с новым дешевым Android-планшетом, а также Huawei с MateBook, который не является планшетом в полном смысле этого слова - это, скорее, трансформер с подключаемой клавиатурой. Основной конкурент MateBook - это Surface Pro и Surface Book на Windows 10. Кроме того, невыгодным производство планшетов сделали китайские производители, которые выпустили бесчисленное множество планшетов в ценовой категории ниже $200. Примечательно, что они работают не хуже собратьев от A-брендов.

Возможно, единственным производителем, который продолжает активно развивать свою линейку планшетных компьютеров, является Apple. Полгода назад рынку были представлены два планшета для диаметрально противоположных аудиторий, а в середине марта нас ждет во многом переосмысленный iPad Air 3. Впрочем, достоверно статистика продаж 7,9- и 12,9-дюймовых «яблочных» планшетов неизвестна и некоторые эксперты предполагают, что iPad Pro не пользуется большим спросом, хотя и предлагает несколько интересных «фишек». По некоторым данным сегодня Apple владеет 76% рынка планшетов в ценовой категории выше $200. Более того, глава Apple в интервью изданию Telegraph заявил, что у iPad Pro большой потенциал на рынке: для кого-то он может даже заменить настольный компьютер.

В конечном итоге, можно ли сказать, что рынок планшетных компьютеров мёртв? В каком-то смысле да, если речь идёт об Android-устройствах. С другой стороны, не исключено, что рынок просто трансформируется и топовые бренды уступят место малоизвестным сегодня производителям, которые готовы предложить качественные устройства по низкой цене. Кроме того, популярность наберут трансформеры 2-в-1, которые объединяют в себе черты планшетов и ноутбуков, однако отличаются большей мобильностью. Уже сейчас, согласно данным исследовательской компании IDC, в Западной Европе всё больше пользователей отдают предпочтение планшетным компьютерам с подключаемыми клавиатурами…

Источник.

yablor.ru

ART-GSM Комплектуюшие и Аксессуары

 

В то время, когда только появились на мировом рынке первые планшеты, все эксперты практически единогласно утверждали, что будущее ПК – предрешено, и в ближайшее время их практически вытеснят с рынка из-за отсутствия спроса. Продажи планшетов росли, рынок ПК сокращался и не было сомнений в успешном будущем мобильных гаджетов.

Впрочем, для того чтобы понимять всю суть рынка данного сегмента устройств, необходимо обратиться к аналитическим данным в сфере продаж. Данные статистики свидетельствуют о том, что преимущественная часть пользователей планшетов - это люди возрастом от 30 до 55 лет. Вместе с тем, молодая аудитория, на которую приходится более половины всех early adopters в мире в возрасте от 16 до 20 лет - занимает всего 16%.

Как изменится рынок планшетов и мобильных телефонов в недалеком будущем и становится ясно, если проанализировать причины изменений потребительских настроений.

 

Взлет и падение

Статистические данные IDC за 2015 год о мировых продажах персональных компьютеров, которые, по мнению аналитиков, планшеты должны были вытеснить с рынка, обвалились на 10,4%, составив - 276 млн. штук. Стоит отметить, что это один из самых крупнейших обвалов рынка за все время ведения статистического учета. Казалось бы, что производители планшетов могут радоваться успеху. Однако нет повода для радости.

Поставки планшетов на мировом рынке по итогам того же 2015 года составили всего около 206,8 млн устройств, упав в продажах так же на 10%. Вместе с тем, если более детально сегментировать рынок планшетнов, можно отметить тот факт, что продажи устройств-трансформеров, которые лучше подходят для замены стационарных компьютеров, показали существенное увеличение продаж – приблизительно на 380%. Вместе с тем, остальной планшетный рынок, сжавшийся в среднем на 21% за год, это не спасает. Какие же причины «вымирания» рынка планшетов?

•          Специфический инструмент

И всеже, как не старались производители планшетов, они так и остались только лишь «убийцами ПК» и не более того. Если проанализировать, сколько времени человек проводит в Интернете, в общении с друзьями, в социальных сетях, и какая часть времени приходится именно на пользование смартфоном, ситиуация становится ясна.

Если не считать то время, когда человек проводит за своим рабочим компьютером, предполагая, что он занят непосредственно работой, около 70% времени в сети пользователь проводит со смартфона. Если принять во внимание то, что вместо уже ставшего привычным для нас смартфона, вам придется все это делать на 10-12 дюймовом дисплее планшета без клавиатуры, то комфортным такое пользование не назовешь.

•          Влияние возраста на восприятие

Как упоминалось ранее, свыше 25% пользователей планшетов - это взрослые люди. Такие данные несколько противоречат стандартному восприятию, так как пользователями технологических новинок в первую очередь становятся представители более молодого поколения. Всесте с тем, если отбросить в сторону цифры статистики, и обратить внимание на более практичную сторону данного вопроса, мы понимаем, что по сравнению с другими технологичнымими новинками, планшетами пользуется более «пожилая» категория пользователей – что, по сути, со временем станет билетом в один конец.

•          Новая парадигма мышления

Еще одной версией, которая подтверждает все ту же тенденцию вымирания рынка планшетных устройств, можно считать смело появление так называемого «нового» или «мобильного» Интернета. У интернет-поколения early adopters Интернет ассоциируется прежде всего с миллионами различных функциональных приложений на экранах их смартфонов, нежели с десктопной версией классических сайтов.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОЧЕМУ УМИРАЕТ РЫНОК ПЛАНШЕТОВ

www.art-gsm.ru


Смотрите также